house of solidor
Название: Маховые Перья 3/17
Автор: Manic-Intent
Переводчик: Сессемару
Бета: Лиос, Сакуразука Субару
Fandom: Final Fantasy XII
Паринги/персонажи: Ффамран, Вэйн, Дрейс
A/N: До игры, содержит игровые спойлеры.

Глава 03 - Контролируемые полеты



Император Грамис Гана Солидор был одним из самых долгоживущих Императоров, которых знал Дом Солидор. Это означало, что он не просто пережил традиционную кровавую войну между братьями за трон, но и сумел избежать убийц, посланных завоеванными странами, из которых состояла империя, пережить годы непростого сосуществования с Сенатом, и, что самое главное, смог остаться в живых, несмотря на амбициозные планы своих сыновей. Грамис уже был живой легендой в Аркадии: он смог вытянуть теряющий политическую силу Дом Солидор из положения марионетки в руках Сената к его былому величию. Единолично он сумел перестроить разваливающуюся экономику, истощенную последней гражданской войной между наследниками. А годы завоеваний вкупе с сокровищницей Солидоров помогли перестроить инфраструктуру, торговлю и с каждым годом устаревающую армию. Он переделал Империю и сделал ее границы шире, чем даже первый из Солидоров.
И это означало, что он далеко не глуп.
Вэйн понимал это четко и полностью, пока дважды женатый старик, отец четырех сыновей, которым достанется все его наследство, склонил голову в раздумьях. Волосы на его гордой голове, когда-то черные, как и у всех мужчин его Дома, выцвели серебром, его красивое лицо покрылось морщинами, а руки, когда-то воспеваемые за их силу, стали обвисшими и тонкими. Но стальные глаза все еще могли насквозь пронзить молодых людей силой своего взгляда. Его отца не стоило недооценивать, но у Вэйна был козырь в рукаве: он был любимым сыном, а любовь всегда мешала здраво оценивать ситуацию.
В серых глазах что-то промелькнуло, когда старик откинулся на спинку трона в неофициальных Палатах Заката, кольца с холодными рубинами - знаками власти - вжались в его щеку.
- И, значит, твои намерения касательно… внедрения этих четырех несчастных людей Ландиса полностью мирные, Вэйн?
Вэйн обдумал то, каким тоном и какими словами это было сказано. Там была и отцовская забота, несомненно, но так же и расчет. Скептицизм, даже. Похоже, ему либо не удалось достаточно четко выразить свои намерения, либо его отец с его отточенной политической интуицией добрался до его скрытых мотивов.
- Я полагаю, что мы многому можем у них научиться, Лорд Отец. Денсен умелый химик, Ноа - гениальный стратег, и…
- Мне прекрасно известны их таланты. Это… и беспокоит меня, - Грамис смотрел сквозь него, и Вэйну пришлось сосредоточиться, чтобы не потерять его взгляда. - Меня беспокоит то, что ты хочешь поместить их в самые значительные эшелоны нашей власти, сын мой. Меня беспокоит то, что тебя, похоже, слишком волнует их благополучие. Это же люди завоеванной провинции.
- Моя первая самостоятельная компания, - заметил Вэйн. - Я чувствую ответственность за них. Отец, Вы просто не видели людей Ландиса, они же, в самом деле, собирались умереть все. До последнего ребенка! Я видел девочку, которой не могло быть больше двенадцати лет, разрубленную в лоскуты, пока она бежала на солдат с одним кинжалом в руках. Я видел…
- И такова война, Вэйн, - устало сказал Грамис. - Таковы её ужасы. Ты же теперь это понимаешь, сын мой?
- Я понимаю, что, возможно, был слишком молод для того, что бы это видеть, - огрызнулся Вэйн. - Хватит и того, что я слишком молод, чтобы убивать, но видеть, как тех, кому нет места на поле боя…
- Война - тварь, которая не делает различий. Я надеюсь, что ты это понимаешь, - сурово сказал Грамис. - Для твоего же блага. Ради Аркадии. Ради Ларсы. Никогда не бейся с ним ради престола. Потому что таков результат войны. Империи ни к чему более расширятся теперь, когда Ландис в наших руках. Торговые пути на севере укреплены, и теперь мы контролируем весь континент. Розария для нас не угроза.
- И Вы послали меня в Ландис ради этого, - Вэйн отметил, с некоторым удивлением, что частично гнев в его голосе был искренним. - Я то полагал, что Вы прекрасно знаешь, насколько я усвоил этот урок. Мои старшие братья...
- Да, ради этого и потому, что я признаю твой стратегический гений. Без твоего планирования многие аркадианские матери оплакивали бы сейчас своих сыновей, - оборвал Вэйна Грамис прежде, чем тот смог закончить, и закрыл глаза, словно какое-то воспоминание причиняло ему боль. - Ты считаешь меня плохим отцом, Вэйн?
- Нет. Урок был хорошо заучен, Лорд Отец, и, скорее всего, даже если бы Вы запретили мне участвовать в этой компании, я бы все равно сделал это. Но это не отменяет моего желания предотвратить бойню. Я не думаю, что истребление вообще может быть необходимым.
- Так и есть. Помни о том сострадании, которое ты сейчас демонстрируешь, Вэйн. Тогда это хорошо послужит тебе, если случится занять мое место. Поступай, как знаешь, я благословляю тебя. И проинформирую Сенат об этих назначениях.
Вэйн низко поклонился:
- Благодарю Вас, Лорд-Отец.
- Вэйн, - Грамис наклонился вперед, не сводя с него напряженного взгляда. - Схемы и махинации нередко погребают под собой своих создателей, если те теряют осторожность. Берегись этого.
Император вернулся к бумагам, прежде чем Вэйн смог что-то ответить.
- Удачи тебе. И постарайся уделять больше внимания Ларсе. Он в последнее время только о тебе и спрашивает.
--
Ларса, двух с половиной лет от роду, уже пожинал богатый урожай семейных черт Дома Солидор - черные волосы и буквально пронзающие собеседника глаза. Он что-то пробормотал и улыбнулся, когда Вэйн подошел и сел рядом.
- Брат! - Ларса немного неуклюже забрался на колени Вэйна и крепко обнял его за шею своими пухлыми ручками. - Я скучал по тебе.
- Меня не было всего пару дней, братишка, - Вэйн погладил черные вьющиеся волосы. - Чем ты тут занимаешься?
- Кроссворд. Головоломка, - Ларса устроился поудобнее и показал пальцем на лежащие на мраморном полу восточного крыла дворца Солидор рассыпанные кусочки сборной головоломки, которая должна была собираться в шикарную репродукцию картины, изображающей воздушный корабль. - Нравится?
- Очень интересно! - Вэйн легко поднял брата, про себя забавляясь количеству золотых кружев даже на черно-белой детской одежде, и потерся с ним носами. От чего ребенок захихикал от восторга. На диванчике в уголке незаметно сидела кормилица Еисана и ласково улыбалась, глядя на них. «Настолько мать, насколько это вообще возможно», - подумал Вэйн. Еисана нянчила его и его братьев до этого. Королевские жены, обычно, сторонились тягот материнства, предпочитая вместо этого развлечения высшего общества, вышивание и прогулки по ухоженным садам. И это поощрялось в надежде, что, разделив детство только друг с другом, сыновья Дома Солидор не станут устраивать гражданских войн за трон. Пока что, как показала история, это по настоящему ни разу не сработало и Вэйну понадобилось провести не один год за частными расследованиями для того, чтобы до конца осознать почему.
Сенат. Ему требовался всего один и только один наследник. И поэтому они настраивали брата против брата. Незаметно, но неизменно.
Но он сделает все, чтобы это больше не происходило, пообещал себе Вэйн, глядя, как Ларса собирает головоломку почти без помощи старшего брата. Он изменит саму структуру власти в Аркадисе. И это будет значить, что его старшие братья погибли не зря.
- Брат, брат, ты замечтался, - Ларса неодобрительно потолкал его в грудь, широко раскрыв глаза. Монетку за твои мысли?
- И где же ты научился так говорить? - с интересом спросил Вэйн.
- Я умею читать! - гордо заявил Ларса. - Помнишь?
- Я помню, - Вэйн растрепал его волосы. - Скоро ты станешь самым умным в Аркадисе человеком.
- Не таким умным, как ты, - скромно ответил Ларса со всем обожанием и почитанием младшего брата, которое только может быть у двухлетнего ребенка.
- Хех. В два года максимум, на что я был способен - притвориться воздушным крейсером. Спроси у Еисаны, - Вэйн подмигнул засмеявшейся кормилице.
- Зато каким же громким и внушительным кораблем Вы были, Лорд Вэйн, - беззубо улыбнулась Еисана. - До смерти запугали всех слуг во дворце!
- Запугал слуг! - шокировано повторил Ларса. - Что же ты делал?
- Пробежал по кухне, как мне рассказывали, растолкав всех слуг и уронив кучу посуды. Еисана, наверное, потеряла не один год жизни, пока за мной бегала. Не вспоминая уже о тех случаях, когда я сбегал с занятий, чтобы покататься.
- Или тот случай, когда Вы разложили любимое платье Вашей Леди-Матери на стуле и стали претворятся, что это чудовище, с которым и сражались старой рапирой Вашего отца, - Еисана покачала головой. - И каким же маленьким кошмаром Вы были, Лорд Вэйн. Ларса же, как ни посмотри, просто ангел.
- Быть не может, - выдохнул Ларса, глядя на брата. - С платьем…
- Я бы тебе не советовал, - сухо заметил Вэйн. В тот раз его впервые по-настоящему наказали. И пусть всего лишь лишили ужина и отправили спать. Да и его братья – Джарвис и Карва – сжалились над ним и тайком передали десерт через окно. Делить пирог с прошлым было больно, и ему пришлось сосредоточится на том, чтобы не показать этого ни голосом, ни выражением лица. - Она очень рассердилась.
- Ничего удивительного, - захихикал Ларса, в восторге оттого, что с ним поделились кусочком детства брата, невинным и прекрасным. И Вэйн знал, что всем пожертвует ради этого мальчика.
--
Он прочел доклад Дрейс, аккуратно написанный ровным подчерком, за ужином в Эстене, пока Ффамран радостно поглощал сливовый пудинг.
- И тут говорится, что "Лорд Ффамран всем очень помог и вел себя очень дружелюбно. Должно быть, у него с Департаментом Судейства произошло какое-то недопонимание. У них на него целое досье, а ведь это такой милый ребенок." Уже очаровываем дам, Ффамран?
- Разве не это моя основная задача? - игривая ухмылка. - Полагаю, что у меня заметный прогресс по отношению к Саэше и Денсену. С остальными двумя сложнее. Хотя мне кажется, у тебя неплохо получается с Ноа. Я подслушал, как он спрашивал о тебе судью Заргабаата.
- O?
Полная ложка сливового пудинга с теплым кремом, и еще одна ухмылка:
- Что тот о тебе думает, разумеется. Заргабаат, не стоит об этом и упоминать на самом деле, считает, что солнце всходит с твоим приходом и заходит с уходом. "Один из самых впечатляющих сыновей Дома Солидор, которого когда-либо видела Аркадия", по его словам. И Дрейс только рада согласиться.
- Я так понимаю, что ты с этим не согласен? - усмехнулся Вэйн. Он на этот раз выбрал только вино и кусок шоколадного пирога, упакованный для Ларсы.
- Откуда же мне знать, - протянул Ффамран, сопроводив слова тем, что Судьи назвали бы «нахальной улыбкой». - Я не знаком с каждым Солидором, которого когда-либо видела Аркадия. Но, полагаю, ты вполне адекватный…
- Я так польщен, что ты так считаешь, - сухо ответил Вэйн. - Мы уже обсудили Саэшу, Денсена и Ноа. Рейн?
- Как ни странно, он, похоже, самая непростая цель. Он настороженно к нам относится, и особенно - к тебе. Остальные трое хорошо относятся к Дрейс, а он с ней и не разговаривает, если не считать пары вежливых, но односложных реплик.
- Хмм, - это было неожиданно. Вэйн скорее ожидал, что Рейн последует за Ноа. Возможно, его верность своим компаньонам была настолько сильна, что могла оказаться неудобной. - Что ж, это может измениться. Император Грамис поговорит с Сенатом о назначениях завтра.
- Ну да, а я отпраздную свой следующий день рожденья до того, как они хоть что-то решат, - Ффамран сделал глоток теплого молока со вкусом корицы. - И, кстати, к слову о днях рожденья - тебе лучше придумать подарок, который превзойдет твой прошлый, учитывая, сколько услуг ты от меня хочешь.
- Бесстыдник, - заметил Вэйн с игривым укором. - Чего ты хочешь, полцарства?
- Если только вместе с ним мне не достанется какая-нибудь рука невесты, - усмехнулся Ффамран.
- Даже жаль, что у моего лорда отца не получилось родить дочерей.
- Великие боги, нет. Я никогда не женюсь, - отрезал Ффамран со всей уверенностью двенадцатилетнего ребенка. - Девчонки ужасно скучные.
- Это ты сейчас так говоришь.
- Ха. Что-то я не видел, чтобы ты гонялся за какой-нибудь красивой юбкой, - огрызнулся Ффамран.
- Просто не встречал никого достаточно интересного.
Вэйн сам не был уверен, почему внезапно подумал о Ноа в этот самый миг, но все же оттолкнул эти картинки (оживленные обсуждения политики и стратегии в темных уголках Библиотеки; шутливые спарринги во дворе):
- Можешь уточнить у своего отца. Все думали, что он так и останется на всю жизнь холостяком, настолько был поглощен Драклором. А теперь он, как щенок, готов выполнять любую прихоть твоей матери.
- Никого интересного? Только подумать, что все те балы, которые тебя заставляет посещать твой отец, так и свелись к "никого интересного".
- Это не важно и не интересно, пожал плечами Вэйн. - Я – Принц Солидора. Если я достаточно протяну, чтобы унаследовать трон, Сенат, на благо Аркадии, устроит мой брак. Кем бы ни была моя невеста, я могу только надеяться, что она со временем проникнется ко мне симпатией, как и я к ней.
- Звучит довольно грустно, - заметил Ффамран с детской откровенностью.
- Такой же долг, как и все остальное, - твердо ответил Вэйн. Этот вопрос его однозначно не заботил. Если бы кто спросил Вэйна, тот ответил бы, что романтическая любовь, в любом случае, – второстепенна по отношению к долгу и стремлениям.
--
Два разных стиля жизни, две разные нации, одинаковая любовь к мечам, к музыке смертельного танца, наполненной звоном металла и тяжелым дыханием умелых воинов, размеренными шагами и воздухом, шипящим от быстрых ударов. Смех и восторги зрителей - всего лишь шум на этом фоне, не более, чем шепот утреннего ветра и шорох гравия под их каблуками. Вэйн сражается, как танцор, элегантно и просчитано, используя ложные выпады и стараясь перехитрить противника, а не высматривая промахи в его защите. Его лицо – бесстрастная маска, хотя в глазах и танцует искреннее удовольствие, которое он не может скрыть.
Шаг в сторону и назад (на два-три такта), и его меч взметнулся вверх, чтобы отразить удар, от силы которого всего на мгновение онемели пальцы и пришлось отскочить (на три-два такта) вместе с волной пыли, чтобы избежать второго лезвия, взвившегося вверх. Его противник усмехнулся, и с еще большим напором попытался воспользоваться преимуществом, и Вэйну пришлось сосредоточиться на защите, чтобы отразить поток атак.
Ноа сражался, как берсеркер, жестоко и просто, никаких замысловатых шагов или красивостей, не танец, а намеренная, прямая атака, позволяющая воспользоваться превосходством в силе. Но это не значило, что он плохой мечник; Вэйн выяснил, что все вероятные слабые места всегда защищались со змеиной скоростью, фальшивые выпады видели насквозь и, для настолько мускулистого человека, Ноа был на удивление ловок. Он дрался экономно, без грации, без стиля, без всего лишнего, чисто и смертоносно, прекрасно в своей первобытности.
Они кружили друг вокруг друга под чистым синим небом, на сером гравии двора Департамента, достойные друг друга, с синяками, ссадинами и небольшими порезами, окруженные все растущим кольцом кадетов, меч против меча. Вэйн уже и не помнил, когда в последний раз так долго принимал участие в дуэте песни смерти. Эта мысль его позабавила, и он улыбнулся с, на удивление, искренней радостью. Ноа моргнул, словно испуганный, и его защита несколько пошатнулась. Достаточно, чтобы очередной удар Вэйна широко развел клинки Ноа, а удар по ногам сбил на его землю.
Ноа упал на землю, тяжело выдохнув, а затем поднял глаза только для того, чтобы увидеть клинок у своего горла. Вэйн улыбнулся, пряди его волос налипли на правую щеку, он пах потом, смазанной броней, кровью и пылью, он порывисто дышал:
- Сдаешься, Ронсенберг?
Позади него студенты восторженно закричали, он мог слышать смех Ффамрана, к мальчишескому голосу присоединилась Дрейс, а затем и Денсен с Саэшей. Запоздавший, но веселый смех Рейна для него - лишнее свидетельство того, что все эти синяки и порезы были не напрасны.
Ноа улыбается сухо, и кивает, а после любезно принимает поданную в помощь руку:
- Вы умелый воин, Лорд Вэйн.
- Как и ты, - Вэйн специально следит за тем, чтобы казалось, что он не заметил неосознанного на вид обращения по титулу, когда Ноа кивает и неспешно направляется к поджидающему целителю. Хотя он понимает, что сегодня заработал нечто более ценное, чем расположение Рейна. Необходимо будет добавить несколько новых расчетов.
--
- Поздравляю с удачной сдачей тезисов, - обратился Вэйн к четверке, сидящей на диване в одной из роскошных, под песочный мрамор, комнат для дебатов в Библиотеке. Дрейс стояла рядом, пока Заргабаат, держащий в руках папку, сидел в одном из кресел, а раздраженный Ффамран - на его коленях. - И у меня для вас новости. Сенат принял решение о вашем положении здесь, в Аркадисе.
- Да, и прошло всего-то сколько месяцев? - протянул Ноа.
- Твоя критика принята к сведению, Ноа, - сухо ответил Вэйн. Не один месяц ушло на то, чтобы общаться по именам со всеми четырьмя, даже Рейном. Но, как бы он не настаивал на том, чтобы не употреблять в общении титулы, Ноа периодически оговаривался (и это о многом говорило). Ффамран так и не смог разгадать, как к этому относились остальные. - Так же, поскольку приближается последний семестр этого года для Дрейс, мне сообщили, что ей необходимо начать серьезно заниматься своей работой.
Дрей резко взглянула в его сторону:
- Лорд Вэйн, я уверенна, что смогу выделить время…
- Несмотря на то, что это, в самом деле, помогло бы Аркадии, Дрейс, я не хочу, чтобы из-за этого тебе пришлось заниматься по программе этого года еще раз, - серьезно сказал Вэйн. - Тебе надо поддерживать свою семью.
- Нет больше никакой необходимости охранять нас все время, Дрейс, - быстро согласилась Саэша с легкой улыбкой. - Нас уже давно перестали задевать и, как сказал Вэйн, мы все не хотим, чтобы тебе пришлось остаться на второй год.
Остальные кивнули.
- O, но… тогда, кем бы они не…
- К этому я как раз подходил, - терпеливо продолжил Вэйн. - Сенат, по рекомендации Дома Солидор, решил, что поскольку теперь Ландис - полноценная часть Империи, нет никакой необходимости вам оставаться здесь, в Аркадисе. Поэтому, если вы захотите вернуться домой, вам устроят полет на одном из частных кораблей Солидоров.
Эта новость вызвала у всех ошарашенные вздохи.
- Домой! - проговорил Рейн. - В Ландис!
- Так скоро, как вам будет удобно, если вы этого захотите, - кивнул Вэйн. - Или же я рад буду предложить вам всем места на службе Империи, чтобы еще больше укрепить связь между провинцией Ландис и Аркадией. Разумеется, вы в праве отказаться.
- Места? - приподнял бровь Ноа.
Заргабаат передал Ноа документы с восковыми печатями Сената и Императора.
- Рейну предоставляется место младшего помощника в Сенате, под покровительством кресла Солидоров, по крайней мере пока, Саэше – место в Департаменте Коммунального Хозяйства, под руководством довольно упрямого Лорда Астера; Денсен в Драклоре… И, боюсь, тебе придется слишком близко познакомится с семьей Ффамрана; и, наконец, Ноа в Департаменте Судейства, в качестве кадета, обучающегося экстерном. Вы, разумеется, можете вернуться в Ландис и обдумать все там, если захотите. И никто из вас не обязан принимать наши предложения.
- Твоих рук дело, Вэйн? - нарочито удивленно спросила Саэша. С ней Вэйну удалось наладить контакт лучше всего. Девушка-снайпер по натуре своей была дружелюбна, к тому же, ее просто очаровал робкий Ларса, когда Вэйн привел познакомить с ними своего брата.
- Приходится в этом сознаться, - криво улыбнулся Вэйн, словно его поймали за руку. - У меня не так много друзей в Аркадисе, и я могу быть довольно эгоистичным. Поэтому должен сейчас сказать, что надеюсь, что все вы останетесь.
- Нам понадобится время, чтобы принять решение, - наконец сказал Ноа, бросив взгляд на остальных. Те кивнули.
- Разумеется, даже если мы решим отказаться и вернуться домой, - проговорил Денсен с утешающей улыбкой, - Это же не значит, что мы никогда не приедем больше, чтобы вас навестить. Я думаю, что выражу общее мнение, если скажу, что наше пребывание в Аркадисе было на удивление приятным и познавательным.
- Можете думать столько, сколько сочтете нужным, - кивнул Вэйн, скосив глаза на Ффамрана, который немного наклонил голову. Мальчик последует за ними в общежитие, чтобы разыграть роль плачущего ребенка, готового вот-вот лишиться новых друзей. Это должно как минимум убедить Саэшу остаться или вернуться. Если не сработает, он всегда может привести младшего брата для еще одного визита. Денсена очаровывает одна из благородных знакомых Вэйна, красивая, пусть несколько взбалмошная блондинка с неплохой родословной, отец которой должен Дому Солидор крупную сумму. И сегодня она пригласит его на ужин. Рейн, пусть и неохотно, привязался к Дрейс, и будет не сложно организовать "случайную" встречу в садах после ужина. А вот Ноа… С Ноа ему придется поговорить лично.
--
Он размышлял о том, под каким предлогом лучше будет обратиться к Генералу Ронсенбергу по дороге из Департамента, и невольно остановился, когда увидел Ноа, прислонившегося к одной из мраморных арок витой лестницы, и, похоже, поджидавшего его. Ноа выпрямился и пошел навстречу принцу, пусть и не смотря в его сторону.
- Мы можем поговорить?
- Разумеется, - Вэйн постарался выглядеть одновременно озадаченным и заинтересованным, следуя за Ноа в направлении комнат для спарринга, пустых в это время, пока кадеты были заняты послеобеденными заданиями. - В чем дело?
- Я на самом деле подозревал во всем этом какую-то ловушку по началу, Вэйн, - проговорил Ноа, оборачиваясь к нему, заткнув пальцы за ремень. Для гостей Аркадии была сшита лучшая одежда, и то, что носил Ноа, ему шло. Рубашка с длинными рукавами подчеркивала широкие плечи и намекала на изгибы тренированных мускулов. Форменные брюки и сапоги подчеркивали длинные ноги. Ффамран ехидно отрапортовал, что несколько девушек-кадетов посвящают все свободное время преследованию Ноа. И ничего удивительного в этом нет, учитывая, что молодой человек был определенно красив, с запоминающимися точеными чертами лица и внимательными глазами. - Но позволение вернуться домой… я не знаю, что об этом думать.
- Предложение остается в силе, и его должны были сделать уже давно. Я должен извиниться за наш Сенат, - вежливо заметил Вэйн. - Но они, как ты, несомненно, заметил, не торопятся, принимая решения.
- А предложение присоединится к Судьям… этого я вообще не понимаю, - тяжело сказал Ноа. - Я не стану отрицать, что меня довольно сильно заинтриговала эта… организация. И я понимаю, что в Империи Судьям дозволено удивительно много независимости и самостоятельности, с сохранением должности, так как предполагается, что они независимы от законодательных и исполнительных отделов. Если бы ты планировал предательство, то дать одному из нас место в Департаменте Судейства казалось бы… странным.
Вэйн улыбнулся так очаровательно, как только мог:
- В тебе уже видно множество качеств, полезных для Судьи, Ноа. Но я должен заметить, что тебе предложили только подать заявку в Департамент, это не гарантирует тебе место Судьи. Не знаю, говорила ли тебе об этом Дрейс, но становление Судьей - очень сложный процесс, и успешно заканчивают обучение только двадцать процентов абитуриентов, из которых только небольшое количество дослуживаются до Судей-Магистров.
- Я знаю об этом, - Ноа склонил голову. - Я уверен, что у нее все получится. Что же до меня… - легкая игривая улыбка, - если аркадианец может это сделать, то и у меня совершенно точно все получится.
- Твоя уверенность обнадеживает, Ноа, - рассмеялся Вэйн. - Если ты останешься, - уже мягче, - Мне бы хотелось, чтобы ты остался.
- Одно меня беспокоит, Вэйн, - Ноа отвернулся, разглядывая деревянное оружие, расставленное вдоль стен. - Иногда, когда ты смотришь на нас, я вижу хозяина, разглядывающего растущих гончих.
Вэйн опустил голову, словно его смутили чужие слова:
- Прошу прощения, это привычка свойственна всем в моем Доме. Если я оскорбил…
- Нет. Такова натура тех, кто рожден вести за собой, я полагаю, - Ноа не взглянул на него. - Просто не думай, что я настолько глуп, чтобы верить в абсолютный альтруизм твоих намерений. Мне кажется, тебе нужны последователи, которые будут свободны от каких-либо иных связей в Империи.
Вэйн осторожно скрыл свое удивление загадочной улыбкой настоящего политика (отец бы им гордился):
- Все те, кто желают править, ищут верность в своих последователях.
- Возможно. И, как бы ни интересно было размышлять о теориях глобальных заговоров, я понимаю, что довольно часто это бессмысленная трата времени, - вздох, а затем уверенный, ровный взгляд. - Я считаю, что Вы человек, достойный верности, Лорд Вэйн. Но Вы еще не заслужили достаточно моего доверия, чтобы я смог назвать Вас хозяином. Поэтому, когда я приму эту должность, я сделаю это для Ландиса. Возможно, со временем мой меч будет принадлежать Вам, но его придется заработать.
- И для меня будет честью стремиться стать этого достойным, - Вэйн тепло похлопал Ноа по плечу, про себя вычеркивая одно имя из списка. Всегда приятно, когда пешки сами ходят туда, куда нужно, без дополнительных побуждений.

@темы: G, Перевод, Вэйн Солидор, Slash, Ффамран Бананса (Бунанса), Судья-Магистр Дрейс