house of solidor
Название: Маховые Перья 2/17
Автор: Manic-Intent
Переводчик: Сессемару
Бета: Лиос, Сакуразука Субару
Fandom: Final Fantasy XII
Паринги/персонажи: Ффамран, Вэйн, Ноа, Дрейс
A/N: До игры, содержит игровые спойлеры.





Глава 02 - Крылья Чайки

Веснушчатая девушка-кадет с коротко стриженными светлыми волосами, слишком угловатым для того, чтобы считаться красивым, лицом и нервной улыбкой на тонких губах ждала их в офисе Заргабаата. Она поклонилась, когда они вошли, рассеяно перебирая в пальцах правой руки перчатки:
- Судья Заргабаат. Мм. И Лорд Вэйн.
- Похоже, я снова невидим, - пробормотал Ффамран, но его быстро оборвал Заргабаат.
- В чем дело, Дрейс? - с участием спросил Судья. – Если это касательно твоего тезиса, ты не против перенести встречу? Сейчас мне нужно разобраться с некоторыми делами".
- Я полагаю, что речь идет о том же деле, что привело меня сюда, - быстро заговорила Дрейс, еще раз неловко качнув головой. - Я чувствую, что не должна молчать, особенно после того, как услышала, что лорд Вэйн собирался посетить четырех представителей Ландиса, но вы сразу направились к камерам, до того, как мне удалось вас перехватить. Пусть даже это будет предательством по отношению к моим товарищам, но то, что они делают, слишком несправедливо. Вы должны знать, Лорд Вэйн, что, хотя Рейн фон Урик совершил преступление, ударив в гневе, но его спровоцировали на это, и заключение - слишком несоответствующее наказание.
- Помедленнее, Мисс Дрейс, - проговорил Вэйн, настолько успокаивающе насколько только мог. У него не слишком хорошо получалось общаться с женщинами, так как он все еще пребывал в том возрасте, когда все они в той или иной степени загадочны, а опираться он мог только на немногие сохранившиеся о матери воспоминания да понятия о рыцарстве, собранные из наблюдений и размытой теории. - Пожалуйста, начните сначала.
- Я проходила мимо гостиной по дороге в Библиотеку, - начала Дрейс, глубоко вдохнув. - И увидела, как два кадета, Элзен и Уэн, отпускали недопустимо пошлые комментарии в адрес женщины из Ландиса, Саэши фон Салренсен. Затем один из них, Элзен, протянул руку для того, чтобы… прикоснутся к ее щеке. Я уже собиралась вмешаться, когда Ноа фон Ронсенбург спрятал Саешу за своей спиной. После этого они пререкались на повышенных тонах, но, когда Ноа занес руку, словно собирался ударить, Рейн сбил с ног обоих - и Элзена, и Уэна.
- Почему же ты не сказала об этом раньше? - поинтересовался Ффамран с типично детским отсутствием такта.
Дрейс покраснела:
- Я собиралась, но на допросе все кадеты, которые были этому свидетелями, обвиняли исключительно новоприбывших, поэтому я посчитала, что мне никто не поверит, и понадеялась поговорить с вами наедине, судья Заргабаат, вместо того, чтобы публично терять лицо. Видите ли, комнаты, в которые их поселили, когда-то принадлежали довольно популярным кадетам, и с тех пор все сильно негодуют из-за их вторжения и того, что к ним требуется проявлять почтение в любой ситуации. Конечно, я должна заметить, что это очень по-детски с нашей стороны, но никто не снабдил нас инструкциями и не объяснил, зачем они здесь.
- Твое чувство справедливости делает тебе честь, Дрейс, - после минуты задумчивого молчания сообщил Заргабаат, и кадет покраснела. - Спасибо.
- И как я понимаю, у нас есть способ решить две проблемы за раз, - пробормотал Вэйн. - Судья Заргабаат, представьте нас?
- Разумеется. Какой промах с моей стороны. Лорд Вэйн, Лорд Ффамран, это - Дрейс, кадет, первый год специализации в отделе судейства, и одна из самых одаренных моих студенток.
- Третьекурсница… а что за тезис?
- Да, Лорд Вэйн - согласился Заргабаат, бросив на Дрейс взгляд. - Но сейчас она только в начале своей работы, поэтому четкая тема для работы пока не нужна.
- Сможете ли Вы уделить время на то, чтобы оказать Аркадии услугу, мисс Дрейс? - Вэйн улыбнулся настолько дружелюбно насколько смог, несмотря на свою усталость. Но, похоже, его слов было достаточно. Дрейс выпрямилась и отсалютовала.
- Вам нужно только попросить, Лорд Вэйн.
- А что ты будешь делать, если он попросит тебя взорваться в какой-нибудь плотно населенной местности? Не стоило соглашаться так быстро, - шепот Ффамрана был почти неслышным, и его просто проигнорировали.
- Похоже, мы были слишком небрежны по отношению к нашим гостям, Мисс Дрейс, - заметил Вэйн. - И мне кажется, что они нуждаются в ком-то, что бы присмотрел за ними и познакомил их с особенностями жизни в Аркадии.
Он быстро сжал руку Ффамрана, предупреждая, что лучше мальчишке воздержаться от саркастичных комментариев:
- Убедись, что они смогут влиться, понять нас. Дипломатическая миссия, сложная и тонкая, должен признать. Будет ли у Вас на это время?
Дрейс с сомнением взглянула на Заргабаата, который пожал плечами:
- Уверен, что можно будет продлить срок сдачи, если в этом возникнет необходимость.
- Благодарю Вас, Судья Заргабаат. В таком случае, для меня будет честью согласиться, Лорд Вэйн.
- Тогда я вас представлю. После чего, боюсь, у меня назначена другая встреча, - взгляд на антикварные часы в офисе немного запоздало напомнил Вэйну о том, что у него назначена встреча с отцом-Императором во время обеда.
- Лорд Вэйн, - Заргабаат нахмурился, изучая свой стол, - но, тем не менее, тот факт, что Рейн фон Урик неподобающе ответил на устные оскорбления, остается.
Вэйн вздохнул и потер глаза:
- Если бы он был ее кровным родственником, у него было бы полное право насадить этих студентов на свой меч, как на шампур, и это было бы достойно похвалы. Но раз уж он иностранец и не связан с ней кровью, похоже, его следует наказать.
Заргабаат пожал плечами:
- Судьи не создают законы, мы подпираем их. Те законы, что издают Сенат и, разумеется, ваш Дом.
- Верно, - согласился Вэйн, несколько более резко, чем сказал бы, будь он более отдохнувшим, - я просто говорю об этом для того, чтобы объяснить причину моего следующего предложения в качестве более подходящего наказания. О чем Ваш тезис, мисс Дрейс?
Дрейс выглядела несколько сбитой с толку от кажущейся перемены темы:
- O, это просто исследование, Лорд Вэйн. Я планирую сравнить законов Аркадии и нескольких иных стран, но, разумеется, мне следует более четко сформулировать вопрос.
- Заговоры не допускаются, - прошептал Ффамран, попытавшись быстро угадать ход мыслей Вэйна, но промахнувшись.
- A, такое, обычно, требует того, чтобы ты проводила много времени в Библиотеке, не так ли?
- Дрейс там практически живет, - сухо заметил Заргабаат и улыбнулся, когда смущенная Дрейс покраснела. - Что Вы задумали, Лорд Вэйн?
- Пусть они все напишут свои самостоятельные исследования вместе с Дрейс в качестве наказания, - Вэйн пожал плечами. - Таким образом, Дрейс сможет присматривать за ними и заниматься своим делом. И Ффамран…
- Я знаю, что ты собираешься сказать, - Ффамран вздохнул. - По крайней мере, двое из наших ландисских гостей считают меня интересным, молодым и, как следствие, безвредным. Поэтому, скорее всего, они не будут против завести со мной знакомство, да?
- Ну, двенадцатилетние не должны работать, - Вэйн усмехнулся в ответ на внезапный сердитый взгляд в свою сторону.
- Я останусь с Дрейс до тех пор, пока отец не посчитает нужным меня найти, - проворчал Ффамран, потом нахмурился, как только понял, слишком поздно, что им нагло манипулировали. - Ах, ты…
- Шахматы, я обещаю, после ужина в любом месте в городе, где захочешь.
Перед лицом взятки, возмущение Ффамрана несколько притихло, и он задумчиво закусил нижнюю губу:
- Хорошо. Ужин в Эстен, разумеется.
Вэйн кивнул, прежде чем Заргабаат смог упрекнуть Ффамрана в дерзости. Эстен был известен в первую очередь своими высокими ценами, но он считал, что сокровищница Солидоров достаточно богата, чтобы оплатить эту небольшую услугу.

* * *



За ужином, теперь уже окончательно изможденный, Вэйн засыпал над тяжелым меню в кожаном переплете в напыщенном ресторане Эстен, когда его отточенные боевые рефлексы, натренированные реагировать на малейшую опасность, обратили его внимание на слова Ффамрана "И по одной всего, пожалуйста".
- Что?! - это его точно его разбудило.
Ффамран усмехнулся, и Вэйн понял, что маленькое отродье планировало именно это. Бормоча что-то про себя, он сам сделал заказ, отменив то, что выбрал Ффамран, и стал медленно пить свое вино. Прежде чем Ффамран смог отпустить парочку ехидных комментариев на тему его выносливости,
Вэйн поинтересовался:
- Ну и как они?
Задумчивое выражение лица Ффамрана предполагало, что мальчишка точно знал, что Вэйн пытался сделать, и хотел придумать, как вставить свой ехидный комментарий в ответ:
- «Они» сначала с подозрением отнеслись к Дрейс. Особенно этот Ноа. Похоже, ему нравится быть этаким мучеником. И он, похоже, единственный, кому я не понравился”.
- Совсем не сложно представить почему, - сухо заметил Вэйн. - Ты же сказал ему, что он тебе не нравится.
- Право ребенка открыто говорить о том, что у него на уме. И долг взрослого попытаться это мнение изменить, - Ффамран усмехнулся, когда принесли пироги. Аккуратно поедая клубнику, он протянул:
- Ты, конечно, знаешь, что Ноа - тот, с кем для тебя важнее всего подружиться, из всех четверых.
- И почему я? - Вэйн улыбнулся, его это забавляло, хотя ответ был ему прекрасно известен.
- Сам знаешь почему, - пробормотал Ффамран, жуя сладкий сырный пирог. - Боже, как хорошо-то.
- Безусловно, всегда - пожалуйста.
- Не надо так нервничать. Все равно же за все платит твой отец. К тому же, это - достойная оплата, - Ффамран помахал в его сторону серебряной ложечкой. - И что же вы планируете в качестве следующего шага, Лорд Вэйн?
- Подружиться с Ноа, полагаю, - устало сказал Вэйн. Заручиться чьей-то дружбой за такое короткое время никогда не входило в число его умений, но он полагал, что сможет достать подробное досье на Генерала Ронсенберга в течение месяца или около того.
- Подумай об этом в таком ключе - он Генерал, а ему только двадцать с небольшим. Это чего-то да стоит, а? Кроме того, очевидно, он - лидер в их компании.
Вэйн кивнул. Это было довольно традиционной стратегией. Захвати лидера и остальные слепо последуют за ним. И он не стал этого отрицать. Из четырех представителей Ландиса, Ноа, безусловно, был самым интригующим:
- Как они восприняли наказание?
- Девчонке оно показалось смешным, Денсена это забавляет, Рейн выглядел удивленным, и Ноа, похоже, оскорбился. Тем не менее, все они согласились, пусть и нехотя, как и Генерал. Я оставил их, когда они рылись в книгах и выдержках из тезисов студентов прошлых лет в Библиотеке.
- Кто тебя забрал?
- Отец, разумеется.
- Что, тебе удалось вытащить его из Библиотеки? - Вэйн приподнял бровь, снова пригубив выдержанного вина.
- На самом деле, мы почти вышли, но он случайно зацепился взглядом за редкий том о древней технологии. Час спустя позвонила мама, - Ффамран усмехнулся, скорее всего, он сам и положил тот том на самый вид. «Этому ребенку были свойственны шутки, которые могли бы в будущем легко стать жестокими», - сухо подумал Вэйн, и снова пообещал себе поговорить с Леди Банансой об этом. Если и был на свете кто-то, способный управлять Ффамраном, так это его мать. Какая же все-таки жалость, что опустошающая болезнь была неизлечима…
- Ты знаешь, - прервал Ффамран его раздумья, продолжая поедать пирог, - будет гораздо проще, если тебе удастся внедрить их всех в различные службы страны. Например, пусть кто-то из них помогает в Сенате, кто-то Судьям, кто-то в Коммунальном Хозяйстве, и кто-то в Драклоре.
- Даже если мне никто не станет противостоять, - задумчиво и не спешно проговорил Вэйн, - это будет непросто. Но я понимаю, о чем ты. Разделить их, и в то же время приспособить к нашей культуре. Поглотить Ландис.
- Я бы отправил…хмм… Ноа в Сенат, Рейна к Судьям, Саэшу в Коммунальное Хозяйство, а Денсена в Драклор, - Ффамран обеими руками сжал чашку с горячим шоколадом. Настойчивые заверения в том, что ему и вино, скорее всего, не повредит, были проигнорированы.
- A вот тут ты ошибаешься, - улыбнулся Вэйн. - Саэша в Сенат, Ноа к судьям, Рейна в Коммунальное Хозяйстве, а Денсена в Драклор.
- Нет, - стал спорить Ффамран, - я прочел твои файлы. Ноа – стратег, Рейн – самый сильный воин, Саэша практически управляла своим Домом, а Денсен хорошо разбирается в химикатах.
- Мы можем воспользоваться знаниями Денсена, - кивнул Вэйн, - но касательно остальных, помни, что они не из Аркадии. Поэтому, хотя идея внедрить их в органы управления Империей, они не должны занимать должности, которые идеально им подойдут. Иначе мы можем оказаться в ситуации, когда станем от них зависеть.
- Я предложил для Рэйна позицию Судьи, так как у Судей больше всего полномочий и силы, из всех предложенных вариантов, - проговорил Ффамран. - И он относится к аркадианцам лучше всех. Из четверых он был дружелюбнее всех со мной и Дрейс.
- Но помни, что он так же не погнушался напасть на двух кадетов ради своих друзей, - заметил Вэйн. – И, в первую очередь, он будет верен им. Доверять ему столько свободы и власти будет слишком… большим доверием.
- И ты думаешь, Ноа…
- У Ноа бешенный темперамент, такими людьми легко управлять, - Вэйн откинулся на спинку кресла, десерт он уже съел, и теперь наслаждался вином. – Сначала отделим его от друзей, а потом приручим. Это займет время, но думаю, результат будет того стоить.
Ффамран уставился на Вэйна и смотрел довольно долго, а потом медленно улыбнулся:
- Похоже, ты научился лучше играть в шахматы, Принц. Я даже не заметил этих мотивов за твоими красивыми разговорами о мире.
- Стремясь к власти, Ффамран, нужно выбирать для себя фигуры способные, но в то же время готовые добровольно пожертвовать собой, если это будет необходимо для продолжения игры или чтобы защитить Короля. И они на это не способны, если все еще связаны с каким-либо другим королем… «Группа самых способных людей Республики, лишенных дома», - объяснил Вэйн расстановку сил. - Посмотри на это в таком контексте.
- Тебе нужны союзники составить силовую основу для того, чтобы ты заслужил хоть какой-то политический вес до того, как унаследуешь место своей семьи в Сенате и это твой единственный шанс, поскольку у тебя есть младший брат, - проговорил Ффамран с неспешной циничностью, его острый ум радовался новой головоломке. - Но тебе нужны способные союзники, которые не связаны с твоим лордом-отцом или любой другой организацией. В бюрократичном, связанном традициями Аркадисе это практически невозможно. Поэтому ты выбираешь несколько, потенциально сильных, союзников из дальней страны, делаешь так, что они оказываются у тебя в долгу, устраиваешь их в местах, где они будут иметь вес, но не в настолько подходящих, чтобы твои задумки будут слишком очевидны, а потом - пользуешься ими.
Мальчишка присвистнул:
- И ты уже прикрыл свои следы перед власть имущими разговорами о мире.
- На самом деле, подобное происшествие в общежитии было только вопросом времени, - с улыбкой сказал Вэйн. - Все еще хочешь мне помогать, Ффамран?
Мальчишка восхищенно засмеялся. Его личный гений, как было известно Вэйну, не был настолько зациклен на себе, чтобы не оценить чужих махинаций, и он был слишком молод, чтобы сформировать какие-то конкретные критерии добра и зла, хорошего и плохого, и поэтому был ни много ни мало - идеален. Идеальная аморальная думающая машина, которая добровольно находилась в его полном распоряжении, при условии, что ее развлекали в должной мере загадками и взятками. Не говоря уже о дополнительном бонусе: никто не подозревал, что двенадцатилетний ребенок участвует в Игре.
- Я всегда рад поучится у мастера игры в шахматы, Вэйн. В конце концов, я все еще нечасто у тебя выигрываю.
Вэйн негромко засмеялся.:
- Если бы ты выигрывал в большинстве случаев, Ффамран, думаю, ты нашел бы себе нового партнера по играм.
- Я уверен, что если такой день и настанет, уверен - ты сможешь найти другой способ меня заинтриговать, - он широко ухмыльнулся. - И что ты планируешь делать дальше?
- Дай мне пару месяцев или около того, и тогда я поговорю с моим Отцом-Императором об их дальнейшем назначении.

* * *



Теория, разумеется, - это одно, а попытки воплотить эти планы в жизнь, судя по личному опыту Вэйна, занимали гораздо больше времени, чем предполагалось. Его задерживала работа с бумагами, которой нагружал его Сенат; его отец Император продолжал туманные попытки проявить родительские инстинкты, которые выражались в том, что его призывали сопровождать отца на различных приемах, изображая благовоспитанного сына-принца; у него были тренировки по фехтованию, и, как бы это не раздражало, ему все еще приходилось терпеть уроки, преподаваемые ему старым Судьей Дракси и разнообразными частными учителями. Образование Принца, похоже, считалось полным только тогда, когда тот получит многообразие бесполезной информации и умений: история и философия, танцы, математика, музыка, прикладная наука и тому подобное.
Все это оставляло совсем немного времени на его маленький проект. С другой стороны, с Ффамрана практически сняли запрет на посещение Депертамента, и значит, у него был агент - пусть и двенадцатилетний, капризный и периодически ненадежный. Если бы не его возраст, и, как следствие, тенденция взрослых относится ко всему, что бы он ни говорил, со скептицизмом, Вэйн никогда бы не рассказал ему о своих планах. Он полагал, что следующим человеком, которого он должен перетянуть на свою сторону (видимую, а не скрытую), будет Дрейс.
Быстрая улыбка, которую она послала в его сторону, когда он снова нашел время, чтобы посетить их в Библиотеке, красноречиво сказала Вэйну, что та уже на полпути к этому. Объяснение этого нарисовалось, когда Ффамран подошел к ее столу, неся большую книгу в руках, и взобрался на стул, с выражением детской невинности и желания помочь (если бы она только знала!). Похоже, Ффамран уже вычислил, что необходимо завести Дрейс в качестве союзника. Он кивнул Вэйну поверх ее плеча, когда Вэйн подошел к ним.
- Добрый вечер, мисс Дрейс, - сказал Вэйн тихо, с уважением относясь к правилам. - Могу я поговорить с Вами наедине?
Дрейс кивнула и последовала за Вэйном к небольшой нише.
- Лорд Вэйн?
- Я бы хотел извиниться за то, что так или иначе заставил Вас исполнять дополнительные обязанности, мисс Дрейс, - произнес Вэйн настолько убедительно, насколько смог. - Я только после осознал, насколько много у Вас работы с Вашим тезисом и что это было слишком поспешно с моей стороны - забрать у Вас столько свободного времени, чтобы присматривать за ними.
- O нет, лорд Вэйн,- быстро возразила Дрейс. - Я же вижу, насколько Вы в этом нуждаетесь и насколько сложно было бы найти кого-то, кому Вы могли бы доверять их знакомство с Департаментом, а Судьи слишком для этого заняты. Я прекрасно распределила свое время, и для меня это не проблема.
- Значит, Вы не против это продолжить? - спросил Вэйн.- Я предупреждаю, это может затянуться надолго, но в любой момент, когда Вам покажется, что это занимает слишком много Вашего времени, пожалуйста, сообщите об этом Судье Заргабаату. Пусть между нами не будет ничего плохого. Я и так в долгу перед Вами, Мисс Дрейс. Это ведь не может способствовать Вашей популярности среди других кадетов…
- Никаких долгов, Лорд Вэйн, - Дрейс качнула головой. - Я одобряю Ваши суждения в этом вопросе, и, если Вы не против того, чтобы я об этом сказала, сир, я полагаю, что, если Вы не унаследуете семейное место в Сенате, то это даже к лучшему, - она зарделась. - Что же до мнения других кадетов, оно второстепенно по сравнению с моим долгом.
Вэйн мягко засмеялся, словно его смутила похвала:
- Что же, никогда нельзя знать заранее. Мой маленький брат Ларса может вырасти и превзойти меня. Теперь, если Вы не возражаете, Мисс Дрейс, можете ли Вы составлять для меня письменные отчеты в те моменты, когда у Вас найдется свободное время и передавать их через Судью Заргабаата? Я не могу быть тут все время, но мне хотелось бы знать, как хорошо они привыкают к жизни в Аркадисе.
- O, разумеется. И как я только сама об этом не подумала раньше? - Дрейс снова поклонилась.
- И… я даже не знаю как об этом сказать, - Вэйн небрежно смахнул прядь волос, упавшую на правый глаз, - но отец Ффамрана мой близкий друг, как и его сын, а мальчик так же талантливо попадает в неприятности, как и разбирается в технике, если не больше…
- Я присмотрю за ним, не волнуйтесь, - суховато улыбнулась Дрейс.
- Спасибо, Дрейс. А сейчас, где они все?

* * *



Ноа сидел в углу между полками и стеной, заметно поглощенный каким-то пыльным томом. Он поднял голову, когда подошел Вэйн, и настороженно посмотрел на него. Яростная ненависть, которую Вэйн видел в его глазах в последний раз, похоже, притихла и превратилась в упрямую обиду, готовую, впрочем, в любой момент разгореться вновь.
- Вэйн Солидор.
Обдуманное высокомерие. Вэйн обрадовался тому, что не взял с собой Дрейс.
Он улыбнулся и грациозно сел напротив Ноа, взглянув на стопку книг у его коленей:
- Военная история, Ронсенбург?
- Мне это интересно, - холодно признался Ноа, в его тоне ясно слышалось предложение убраться подальше. - Я занят. Этим тезисом, и, полагаю, с твоей подачи.
- Это показалось мне самым мирным вариантом,- улыбнулся Вэйн. - Разумеется, если у тебя есть идеи получше, я с удовольствием их выслушаю.
- Я тебе не доверяю, - прямо сказал Ноа. - И думаю, что твои мотивы хуже, чем кажутся. Мы – просто заложники, с которыми ты можешь обращаться, как захочешь. Вся эта доброта – не более, чем иллюзия.
- Ты думаешь, мы все тут - варвары, Ронсенберг? - наклонил голову Вэйн.
- Я видел, как ты убил большую часть моих людей. Возможно, мое отношение к этому вопросу несколько предвзято.
Какой характер! Вэйну это в Ноа и нравилось, пусть несколько иррационально.
- Не я решил напасть на Ландис.
- Зато ты решил взять нас в заложники.
- Чтобы остановить ту резню, о которой ты говорил. Кровавая баня не в моем вкусе. Если бы я мог, то сделал бы войну бескровной.
- Ты убивал, демонстрируя жалости и сожаления не больше, чем змея. Я тебя видел.
- Как и ты, - улыбнулся Вэйн, и теперь его улыбка была жестокой. - Я это видел.
- Я не думаю, что твои мотивы так чисты, как выглядят, - повторил Ноа и многозначительно вернулся к своей книге. – Иди, поговори с остальными. По крайней мере, они гораздо больше впечатлены твоей «добротой». Иллюзией.
- Но никто из них не является экспертом в стратегии и военных трактатах, - Вэйн выбрал одну книгу из стопки Ноа, проигнорировав то, как напрягся его собеседник. – «Исскуство войны» Акатиса. Слегка неприменимо в войне, где в первую очередь используют летающие корабли.
- Я предпочитаю думать об этом, как о наборе используемых принципов, - не задумываясь ответил Ноа, только потом поняв, что его втянули в разговор. Он улыбнулся, одними губами и совершенно не дружелюбно.
- И принцип занятия более высокого положения относится к летающим кораблям… при использовании облаков, как прикрытия, воздушных потоков или расположения? - когда Ноа многозначительно промолчал, Вэйн наклонил голову. - Прошу прощение за то, то прервал.
Он положил книжку обратно на стопку и поднялся, чтобы уйти. В этот момент в глазах Ноа что-то промелькнуло, словно тот удивился, и он вздохнул, когда Вэйн обернулся спиной.
- Саэша сказала мне, что я слишком много думаю и чересчур недоверчив к любому проявлению доброты.
- Это – твое право, - ответил Вэйн, улыбнувшись Ноа через плечо настолько очаровательно, насколько смог. - Ненавидь меня, если тебе этого хочется, или Аркадию, мне все равно. В первую очередь меня заботит предотвращение ненужного кровопролитья между нашими странами. Если ты больше не желаешь со мной разговаривать, тогда тебе надо просто сказать мне об этом. Но прошу тебя помнить о моей цели.
- Ты - странный человек, Вэйн Солидор, для своего возраста, - проговорил Ноа и вздохнул. - Но даже если твои мотивы окажутся иными, я понял, о чем ты говоришь.
Он надолго замолчал, а потом добавил:
- Все дело в расстановке сил.
- Я не согласен.
- Тогда садись обратно, и я докажу, что прав
Когда, искренне удивленный, Вэйн обернулся (он полагал, что даже просто разговорить Ноа потребует значительно больших усилий с его стороны), генерал Ландиса склонил голову и тихо предупредил:
- Я буду ждать твоего предательства, Вэйн Солидор.
- Тогда жди, - ответил Вэйн, устраиваясь на ковре, - и убей меня, если я совершу ошибку.
Ноа удивленно моргнул, но ничего на это не ответил. Остаток дня быстро прошел за разговорами, гипотезами и спорами.

@темы: G, Slash, Вэйн Солидор, Перевод, Судья-Магистр (Ноа) Габрант, Судья-Магистр Дрейс, Ффамран Бананса (Бунанса)