02:31 

[Маховые Перья 1/17] Перышки.

house of solidor
Название: Маховые Перья 1/17
Автор: Manic-Intent
Переводчик: Сессемару
Бета: Лиос, Сакуразука Субару
Fandom: Final Fantasy XII
Паринги/персонажи: Нет/ Ффамран, Вэйн, Ноа
Авторские заметки: Время действия – до игры. Вэйн возвращается из победной компании в Ландисе.
Примечания переводчика: Я, конечно, догадываюсь, что имя Noah следовало бы перевести как Ной, но, в отличие от японцев, я не слишком люблю библейские мотивы, а в этом случае считаю их просто неуместными. Спасибо за понимание.






Глава 01 - Перышки



Вэйн Карудас Солидор уже собрался закрыть глаза и погрузиться в блаженный сон, когда между веток дерева показалась небольшая голова с каштановыми волосами. Усмешка, довольно странно выглядящая на лице двенадцатилетнего подростка, и тонкие руки, протягивающие лакированную коробку с шахматами:
- Я так и думал, что ты здесь. Хочешь сыграть?
- Уходи, Ффамран. Я устал, - пробормотал Вэйн, снова устраиваясь на ветке и еще плотнее закутываясь в свою темную накидку. Блудное отродье Банансы, тем не менее, отказалось убраться, а вместо этого уселось на соседнюю ветку.
- Таков мой долг, как одного из твоих ближайших друзей, – приносить тебе радость, - Ффамран потыкал его лодыжку, многозначительно закрыв глаза, - Принц Вэйн.
После такого явного напоминания о своем титуле (а значит - и о том, что он сделал за прошедший год), Вэйн тяжко вздохнул. Похоже, каждый раз, по его возвращении из заграницы, уровень интеллекта и зрелости мальчишки Банансы подскакивали на очередную высоту, несколько смущающую в таком молодом человеке.
- Ффамран, пожалуйста. Я непременно сыграю с тобой чуть позже, хорошо?
Но безжалостная интуиция, похоже, передавалась в семье мальчишки по наследству.
- Если я сейчас уйду, ты только скиснешь окончательно. "Позже" твое настроение станет еще хуже, и играть ты не захочешь. Тебе всего семнадцать, Вэйн. Уж конечно, так называемые заботы, причитающиеся тебе по статусу, могут денек подождать. И вообще, в чем твоя проблема на этот раз?
На такой небрежно заданный вопрос Вэйн даже не нашелся что ответить. Слишком много всего пришло на ум: и то, что он видел, как Имперец зарезал девочку его возраста, защищавшую свой дом с одним ножом в руках, и обгоревшие, расчлененные куски тех, кто раньше были людьми, оставшиеся после удара энергией, и угрюмое сопротивление упрямых до конца жителей Ландиса. Последние дни падения Республики были не столько войной, сколько резней.
Но Ффамрану было двенадцать, и, каким бы разумным, развитым или зрелым он ни был, существовали вещи, о которых детям просто не говорят. Поэтому Вэйн ограничился коротким:
- Они взяли пленных.
- «Они»?, - Ффамран снова безошибочно вычислил самый корень проблемы, насмешливо скривив губы.
- Они. Мы, - Вэйн устало отмахнулся рукой. - Люди Ландиса дрались до последней женщины и ребенка. Я же не мог вырезать целый народ.
- И ты взял их всех в плен? - Ффамран моргнул. - И куда же мы их всех поместим?
- Не всех,- Вэйн взглянул на свои руки. - Только наследников всех благородных Домов, чтобы обеспечить их хорошее поведение. Все, что от них осталось, в любом случае.
- И сколько их?
Шахматы были забыты, хотя он все еще сжимал коробку, лежащую на его коленях, карие глаза широко распахнулись, и мальчик ловил каждое слово. Ффамран, как в свое время с неудовольствием выяснил Вэйн, был чрезмерно восхищен войной: она была далекой, абстрактной идеей - как более глобальная версия шахмат, в которую играл близкий старший друг.
- Четверо. Хотел я того или нет, но другой альтернативы не нашлось.
- А может неплохо получиться, - Ффамран устроился поудобнее, притянув колено к груди. - Поглотить их системой нашего образования и правительства, и тем самым растворить Ландис в Аркадисе. А если тебя беспокоят возможные удары в спину, что ж, так обстоят дела даже в Сенате, по отношению к твоему Дому. Разве это не самый лучший и эффективный способ завоевать другую страну?
Это звучало как прямая цитата, и Вэйну подумалось, что он почти узнал ее.
- Напомни мне, какие книги ты читаешь в свободное время? - Вэйн протянул руку и взлохматил волосы Ффамрана, заслужив этим раздраженный рык.
Но в словах мальчишки был смысл. Измученный и утомленный войной Вэйн не подумал о том, как обратить потенциально опасный дипломатический шаг себе на пользу. В конце концов, его основной целью было предотвратить саморазрушение Ландиса, и он не думал о возможных последствиях взятия первых детей республики в заложники до тех пор, пока не столкнулся с неодобрением Сената. После чего он быстро решил, что в семнадцать лет имеет полное право время от времени позволить себе незрелые выходки, и спрятался, чтобы хоть на время, во сне, попытаться забыть о всех своих заботах.
- Твои книги, очевидно, - протянул Ффамран. Вэйн усмехнулся. Это была усталая, расслабленная улыбка, но с долей юмора; общение с мальчиком на пять лет его младше, который частенько разговаривал с ним игриво-заботливым тоном, с легкостью улучшали его настроение.
- Ты выпросил у Заргабаата доступ?
- Нет, я раскодировал ключи доступа в твою комнату ради эксперимента и нашел книги на твоем столе. А Заргабаат меня поймал, - Ффамран слегка поморщился, видимо, вспоминая какое-то несправедливое наказание, и Вэйн осторожно спрятал усмешку прежде, чем она стала еще шире. Суровый Судья слыл тяжелым на руку по отношению к своенравным детям, причем буквально и вне зависимости от их ранга, статуса или уровня интеллекта.
- Итак, ты отказываешься играть со мной в шахматы,- Ффамран стряхнул с себя руку Вэйна. - Тогда давай займемся интеллектуальным стремлением к миру.
- Каким образом?
- Посетив наших гостей, разумеется, – ухмылка Ффамран была полна невинной шалости. - Ты, скорее всего, просто сдал их под опеку Судей, раз уж кажешься таким убежденным в их справедливости. А мне доступ в Департамент запрещен уже год как, с того последнего… случая. Поэтому я не могу появиться там без тебя.
Вэйн засмеялся. Он помнил тот случай: оставшись без присмотра в офисе Заргабаата, пока Судью отозвали посредничать в споре студентов, Ффамран взломал Судейские компьютеры, из простого любопытства, и его поймали за чтением конфиденциальных файлов нескольких Судей-Магистров.
- Тебя бы никогда не поймали, если бы ты справился со своим желанием оставить в тех файлах комментарии, Ффамран.
- Если там были несообразности в данных наших самых прославленных хранителей закона, то моим долгом и правом как гражданина Аркадиса было указать на них, -Ффамран показал Вэйну язык и добавил:
- Вот так-то. Это было крайне несправедливо.
- Я не совсем уверен, почему же понятия о личной жизни, собственности и здравом смысле не отпечатались в тебе, как в любом другом достойном "гражданине Аркадиса", - сухо заметил Вэйн, но все же решил, что Ффамран снова прав… не говоря о том, что в покое его не оставят, пока не получат согласие. - Хорошо. Давай сходим в Департамент Судейства.

* * *



Двое Судей-кадетов, охраняющих ворота, нервничая и извиняясь, улыбались Вэйну, пока еще одного послали найти старшего Судью. Похоже, что запрет Ффамрану посещать Департамент считался постоянным, даже несмотря на значимость его спутника, и требовал отдельного рассмотрения. Обычно Вэйна раздражали подобные отнимающие время административные задержки, но его друг находил все это довольно забавным и так заразительно смеялся…
Тем временем убежавший кадет вернулся и привел с собой Судью Заргабаата, легко узнаваемого по доспехам, без шлема и на вид напряженного: его аскетичное лицо с орлиным носом было еще более хмурым, чем обычно, а короткие темные волосы взлохмачены после не слишком рьяной попытки причесаться. Вэйн счел это вполне ожидаемым: он слышал, что Судья, который, вероятно, станет через несколько лет Магистром, был неофициально назначен "нянькой" для разнообразных благородных детишек, которые периодически посещали (официально, по приглашению или как бы то ни было еще) департамент Судейства, а в эту категорию входили и сын Солидора с блудным отродьем Бананса. Оставаясь сторонником формальностей, несмотря на всё неудобство положения, Заргабаат уважительно кивнул Вэйну:
- Лорд Вэйн. Вы почтили нас своим визитом.
- А как насчет меня? - поинтересовался Ффамран с озорной усмешкой.
Взгляд Заргабаата остался строгим:
- Вам, Лорд Ффамран, было запрещено посещать территорию Судейства. И, следовательно, Вы должны понимать, что для Вас будет означать попытка сюда пробраться.
- Однако... - многозначительно протянул Ффамран.
- Однако, - продолжил Заргабаат, бросив на того уничижительный взгляд, - похоже, что этот запрет может быть забыт на время этого визита, если Вы все время будете оставаться под моим присмотром или присмотром Лорда Вэйна, учитывая...
- ... серьезность ситуации и похвальное стремление Лорда Вейна создать прочный мир между нами и завоеванной Республикой Ландиса, - закончил за него Ффамран, широко улыбнулся, когда Заргабаат заворчал, и протянул ему коробку с шахматами. - Не могли бы Вы попросить доставить это обратно во владения моей семьи?
- Ффамран, - укоризненно прошептал Вэйн, пряча улыбку. Сказано было настолько в тон утомленному Судье, что становилось жутко, а просьба была и вовсе возмутительной… Судьи - не прислуга.
- Они сейчас под охраной в Департаменте, - проговорил Заргабаат, жестом приказывая кадетам разойтись по местам, а затем развернулся на каблуках так стремительно, что его темный плащ волнами заколыхался поверх доспеха. Вэйн потянул Ффамрана за собой, крепко держа того за маленькую руку, несмотря на заметное раздражение ребенка. Но сила двенадцатилетнего мальчишки явно не шла ни в какое сравнение с силой Вэйна, накопленной за годы тренировок, а протесты и попытки сопротивляться были бы слишком унижающими.
- Как с ними обращались? ¬- поинтересовался Вэйн, решив, что извинения за недостойное поведение Ффамрана все равно не сгладят раздражения Заргабаата.
- А... Я не проверял лично, Лорд Вэйн, - сказал Заргабаат, извиняясь. - Если бы Вы предупредили о своем визите, я бы сделал это, но сейчас это вне пределов моей ответственности.
Заргабаат был частью исключительно судебного подразделения Департамента Судейства: той его части, которая решает различные юридические вопросы Аркадии и не является частью его военной или разведывательной силы.
- Вы в последнее время загружены работой? - сочувственно поинтересовался Вэйн: он заметил темные круги под глазами Судьи, которые говорили о часах, проведенных за ночными перепроверками законов и судебных прецедентов.
- Несколько важных расследований, - согласился Заргабаат устало, но быстро опомнился. - Ах да, конечно, Вы же сами только что вернулись из долгой кампании, Лорд Вэйн.
- Не настолько долгой, чтобы считать ее изгнанием, - спокойно ответил Вэйн, бросив взгляд под ноги. Ффамран вел себя нехарактерно спокойно, что явно свидетельствовало о готовящейся шалости. Это ощущение только подтвердилось, когда мальчик взглянул вверх с выражением абсолютной невинности в глазах, которое бы обмануло любого, не знакомого с ним близко. Вэйн одними губами прошептал:
- Что бы ты ни планировал – забудь об этом, - и мальчик обиженно надул губки, когда они вошли в холл Департамента Судейства, оформленный в стерильно белом и оттенках песочных цветов, с высокими арочными потолками и с приемной, которой заведовал вставший смирно при их появлении кадет. Холл напоминал все здание, равно как и саму организацию: суровую, негибкую и связанную традициями. Несколько людей самых различных классов перешептывались на скамейках ожидания, поглядывая на Судью и его молодых спутников.
Заргабаат подошел к приемному столу:
- Могли бы вы соединить меня с Судьей Рейднером? - кадет торопливо кивнул, коснулся пальцами нескольких кнопок на устройстве связи и отдал ему наушники и микрофон. - A. Рейднер? Да, это Заргабаат. Ничего, спасибо. Да, мы в самом деле засыпаны работой… нет, не в этом дело. Это насчет четырех заключенных из Ландиса в вашем распоряжении. Нет, ничего подобного. Лорд Вэйн Солидор желает навестить их. Нет, мне не сообщали о его намереньях. Если ты этого хочешь… есть проблемы? Хорошо. Спасибо, мы подойдем в ближайшее время.
После чего он передал прибор кадету, а Ффамран тихо заметил:
- Очень неудобно. Я мог бы спроектировать гораздо более эффективный прибор для связи.
- Тихо, - прошептал Вэйн, когда они последовали за Заргабаатом по коридору, уклоняясь от движущихся навстречу кадетов, загруженных всевозможными документами.
Заргабаат, тем не менее, сухо улыбнулся:
- Возможно, тогда ты смог бы и сделать более защищенную линию. У нас уже возникали проблемы со студентами, которые использовали связь, притворяясь настоящими Судьями. Вот только использовать труд детей, которым не исполнилось четырнадцать лет, - незаконно.
- Ха, - Ффамран скорчил рожу. - Дети работают в Нижнем Аркадисе. Я это видел.
Ошеломленный, Заргабаат замер на полушаге:
- Что ты делал в Нижнем Аркадисе?
- Исследовал? - бойко предположил Ффамран.
- В компании с...?
- Друзьями?
- С кем?
- Не скажу, - отрезал Ффамран с озорной улыбкой, и Заргабаат вздохнул, словно не в силах бороться с настолько запущенным случаем, по крайней мере - сейчас, и продолжил идти.
- Тебе двенадцать и Нижний Аркадис опасное место.
- Вовсе нет. Вот Сочен опасен.
- Ты бывал в...? - Заргабаат глубоко вздохнул, словно собирая все свое терпение. - Мне придется поговорить с твоим отцом о твоей манере посещать закрытые для доступа места.
Ффамран усмехнулся - Доктор Сид баловал сына так же, как и его мать, если не больше, и мальчик знал, что самое страшное, что ему грозит – небольшой выговор.
Неисправимый. Вэйн задумался на секунду, не присовокупить ли к этому и свою угрозу – Сочен действительно слишком опасен, даже для взрослых, но тут они дошли до окованной железом двери у подножия лестницы, и он запоздало осознал, что у них возникло большое осложнение.
- Заргабаат, мне казалось, что я просил поместить четырех наших гостей под защиту Департамента Судейства, - сказал он, и нотки раздражения окрасили его голос, пока Судья набирал несколько кодов на панели у двери, намеренно встав так, чтобы загораживать цифры от отдельных одаренных детишек. - А это – тюремные камеры.
- Вам придется спросить Судью Рейднера, - Судья был невозмутим. Дверь распахнулась, впустив их в комнату охраны, построенную из тех же блоков скучного гранита, что и остальные помещения Департамента.
Кадеты на дежурстве подтянулись, когда он вошел, а Рейднер ждал их, сняв шлем, одетый в доспехи со стилизованными орлами. Тяжеловесный, обритый, со стальным взглядом зеленых глаз и шрамом на голове, старший Судья, отвечающий за заключенных преступников или пленников, которые попадали под ответственность Департамента Судейства, выглядел устрашающе.
- Лорд Вэйн. Вы запросили отчет о состоянии дел? - он перевел взгляд с лица Вэйна на его руку, а потом на Ффамрана и осуждающе нахмурился. - И тюрьма не слишком подходящее место для детей.
- Лорд Ффамран здесь в качестве консультационной помощи, - ответил Вэйн, хотя также пришел к подобному выводу, увидев впервые это место своими глазами. Однако оставлять Ффамрана в Департаменте без присмотра было бы безрассудством.
- Ребенок? – с сомнением спросил Рейднер, глядя на то, как ухмыляется Ффамран, а после осуждающе взглянув на Заргабаата. - Лорд Заргабаат, это не только крайне необычно, но и совершенно не этично.
- Боюсь, что этот вопрос вне моей компетенции, - быстро отказался от ответственности Заргабаат.
- Существует двадцать семь способов сбежать из этого места, одиннадцать - никого не убивая и где-то два - без помощи извне, - заметил Ффамран, разглядывая стилизованную карту Департамента на стене, на которой были отмечены пожарные выходы. - Я полагаю, что двери на контрольных пунктах охраны используют постоянно меняющиеся коды вместо обычных замков и что магия подавляется с помощью статических колец, встроенных в стены. Есть вентиляционные трубы. Заменяемые коды можно отключить при помощи медных и железных проводов и любого обычного радио, спрятанного, например, во рту. Статические кольца можно испортить направленными электромагнитными зарядами, которые легко создаются при помощи воды, статического электричества и металлического проводника. Ваши охранники стоят на незащищенных позициях, а ваши линии связи слишком легко поддаются манипуляциям извне.
Рейднер уставился на Ффамрана:
- А вы вообще кто?
- Лорд Ффамран Бананса, - проговорил Заргабаат, уже привычный к манере Ффамрана давать меткие, пусть и ехидные, советы.
- O, нужно было сказать об этом сразу же, - многозначительно заметил Рейднер. - Сын Доктора Сидольфуса.
Теперь пришла очередь Вэйна улыбаться, видя, как выражение самоуверенного превосходства на лице Ффамрана сменяется раздражением – тот терпеть не мог, когда его личный гений объясняли генами родителей.
- Судья Рейднер, я, кажется, упоминал в обращении к Департаменту, что четверо граждан Ландиса должны были быть приняты, как гости.
- Так мы и поступили, - проворчал Рейднер, разбираясь с кодами на входе в камеры. - Мы предоставили им лучшие комнаты в общежитии, с полным набором удобств. До тех пор, пока один из них не проявил агрессию. Двое кадетов ранены и зачинщика необходимо было запереть, а, когда им сказали, что мы собираемся заключить агрессора под стражу, они настояли на том, чтобы его сопровождать. Возможно, вам удастся отговорить их от подобной глупости, Лорд Вэйн. Сюда, пожалуйста.

* * *



Вэйн был рад видеть, что Рейднер, по крайне мере, поместил гостей из Ландиса в одну просторную камеру - хотя основные прелести по-прежнему присутствовали и от запахов камер (страха, пота и человеческих отходов) их не избавили бы и все уборщицы в мире. Это заставило его поморщиться. Все четверо сидели в углу и наблюдали за пришедшими с настороженностью. Он, почти не задумываясь, пересчитал их по именам, которые помнил из прочитанного досье. Саэша фон Салренсен, двадцать два, красивая девушка-снайпер; Рейн фон Урик, тридцать, глава Ландиской Стражи; Денсен фон Пэйн, двадцать пять, мастер булавы; и самый интригующий из всех – Ноа фон Ронсербург, двадцать шесть, один из Генералов Ландиса, да еще и так рано.
- Кто из вас… - начал он.
- Тот, который сидит за здоровым с хвостиком, - сказал Ффамран, так и не сумевший скрыть в голосе свое детское восхищение системой тюрьмы. Похоже, он смог, в научном смысле, осознать, что значит лишение свободы, но вся серьезность положения заключенных была слишком абстрактна для его все еще детского разума, так и оставаясь теорией. - Это видно по позам остальных, и еще - он единственный избегает твоего взгляда.
- Все правильно, - Судья Рейднер моргнул. - Рейн фон Урик подозревается в том, что атаковал двух кадетов, которые принесли для них напитки, без какой-либо причины и сломал руку одному и ребро другому. Мы посчитали, что это нападение, равно как и гнев друзей пострадавших, служит достаточной причиной для заключения его под стражу до тех пор, пока ситуация не прояснится. Тем более, что Рейн фон Урик отказывается говорить что-либо в свою защиту.
Гости из Ландиса упрямо молчали во время речи Рейднера, хотя Рейн поморщился, а Ноа сердито нахмурился. Ффамран незаметно подергал руку Вэйна и тот посмотрел вниз:
- Что такое?
- Возможно, тебе стоит задать ряд вопросов пострадавшим кадетам, Вэйн, - сказал Ффамран, и Рейн резко обернулся в его сторону. Остальные же - просто напряглись.
- Зачем?
- Все довольно очевидно. Предположим, что Рейн не сумасшедший, тогда самым логичным выводом, из тринадцати возможных, которые я придумал, будет тот, что кадеты его спровоцировали чем-то… - пауза, Саэша моргнула, -… скорее всего оскорбили леди, и он встал на ее защиту. Тогда они, скорее всего, ударили его… нет, Ноа улыбается. Значит, это он заступился за Саэшу, и его начали дразнить. Тогда, чтобы его другу не пришлось отвечать за первый удар, Рейн сделал это за него и поэтому не скажет ничего, чтобы объяснить свои действия, так как боится, что тогда и его товарищам придется понести какое-то наказание. И с таким количеством свидетелей даже Ноа не может этого отрицать.
К концу речи рот Ноа раскрылся от изумления, Рейн рассеяно моргал, а Саэша начала смеяться (ломкий смех, но в нем чувствовалось веселье). Ффамран разглядывал кончики своих пальцев.
- Конечно, все это их слова против слов кадетов и, судя по заметной враждебности кадетов по отношению к доносчикам, тебе придется постараться, чтобы найти хоть кого-то, кто скажет хоть слово в их защиту. По крайней мере, кого-то из старших офицеров. Поэтому придется сделать несколько личных, не заметных, запросов. Если, конечно, тебя это волнует, – добавил он, обращаясь к Вэйну. - Лично я думаю, что они все довольно глупые и, возможно, отсидка в тюрьме поможет им в будущем тщательнее обдумывать свои поступки.
- И ты, без сомнения, жаждешь сказать нам почему? - Вэйн засмеялся: Ффамран любил слушать звук собственного голоса.
- Для начала, если бы они просто это проигнорировали или какой-нибудь тонкой колкостью выставили студентов на смех, они смогли бы заслужить симпатию со стороны кадетов. Особенно если они тут в качестве дипломатического жеста, в качестве гарантии хорошего поведения Ландиса и для прекращения геноцида. Они должны бы заботиться о том, как вести себя так, чтобы последствия их действий пошли на благо их народу. Если в Ландисе услышат, что их заключили под стражу, то нет сомнений, что возникнет несколько неудачных попыток восстать против лучше вооруженных и подготовленных сил Империи.
- И Вы всему этому научились, прочитав те книги? - удивленно поинтересовался Заргабаат.
- Я бы научился большему, если бы Вы меня не остановили, - Ффамран показал язык. Четверо гостей из Ландиса выглядели потрясенными до глубины души, и Вэйн прекрасно знал, каково это - быть отчитанным безжалостным язычком Ффамрана, ведь он испытывал это уже на своей шкуре.
- Итак, что Вы скажете, Лорд Вэйн? В конце концов, они находятся под Вашей ответственностью, - проговорил Судья Рейднер, хотя тоже казался несколько сбитым с толку.
- Да, и спасибо Департаменту Судейства за ваше терпение, - проговорил Вэйн, легко переключившись на формальную речь, пока он решал, как лучше поступить в дальнейшем. - Пожалуйста, верните их в отведенные им комнаты и приставьте надежного стражника для постоянной охраны. Они все же почетные гости и должны быть хорошо защищены. А я в это время с удовольствием поговорю с кадетами.
Заргабаат и Рейднер обменялись взглядами, а потом тяжеловесный Судья пожал плечами: - Будет исполнено, Лорд Вэйн.
- Сейчас, пожалуйста.
- Разумеется. Пожалуйста, подождите здесь, - Рейднер кивнул, и пошел вниз по коридору в сторону комнат охраны.
Четверо ландисцев тихо перешептывались между собой, а потом Рейн повернулся к ним спиной и сухо улыбнулся:
- Мы так же извиняемся за причиненные неудобства, - он ткнул пальцем в Ноа, когда молодой генерал ничего не сказал. Взвизгнув, Ноа бросил взгляд на Ффамрана, и неохотно пробормотал:
- Спасибо.
Ффамран усмехнулся и скорчил ему рожу в ответ:
- Но ты мне все равно не нравишься. Доброго дня, - он потянул Вейна за руку. - Давай уйдем. Мне скучно и, без сомнения, Рейднер может сам позаботиться об их устройстве без твоего надзора. Да, и это место странно пахнет.
- Да, Ваше Высочество, - протянул Вэйн, и его пальцы сжались, в благодарность за найденное решение всем неприятностям. Когда они повернулись, собираясь уйти, Вэйну показалось, что пристальный взгляд Ноа прожигает его спину: столько ненависти было в этих глазах.




@музыка: Нету, поздно уже

@настроение: In my head.. zoombies... smth like that...

@темы: G, Slash, Вэйн Солидор, Перевод, Судья-Магистр (Ноа) Габрант, Ффамран Бананса (Бунанса)

URL
Комментарии
2007-08-12 в 16:32 

Tender
erkenne mich ich bin bereit
Понравилось, жду продолжения 8) Ффамран замечательно получается, очень объёмный образ.

2007-09-06 в 11:55 

Глупый пИнгвин.
Действительно хорошее произведение. Заинтересовало.)
И огромный плюс - совершенно полноценное.
Пойду читать дальше.

2007-10-12 в 23:37 

Ронин
Революция без танцев не стоит того, чтоб ее устраивать (с) ;)
mmmm......
как здорово!:hlop:

     

Дом Солидор

главная